Евгений Гуляковский. Легенда о серебряном человеке






Легенда о серебряном человеке: Сборник фантастических и приключенческих произведений /Сост. Г. Алексеев. - М.: Молодая гвардия, 1989. - 64 с. ISBN 5-235-01133-2 Стр. 3-6.

Город, в котором я живу, наверное, самый жаркий на свете. Жара в нем стоит такая, что трескаются каменные заборы, а склады покрываются коричневой коркой загара. Хатаму здесь нравится. Он родился и вырос в этом городе. А мой город совсем другой, хотя я его почти и не помню, только огромные кусты пестрых цветов, росшие у самой калитки, врезались в память. Давно уже город Хатама стал и моим городом. Я учусь с Хатамом в одной школе. Одни и те же улицы встречаются нам после уроков. Мы проходим по улице Лесной, названной так, наверное, в шутку, по длинной Красноармейской и Колхозной. Отец говорил, что улицы с такими названиями есть во всех городах. А мне почему-то кажется, что улицы, как и люди, неповторимы. У них свои лица и должны быть такие же неповторимые имена. Но отец знает об этом лучше меня, он много ездил, пока меня еще не было, и я жалею иногда, что родился так поздно, что самое интересное люди успели прожить без меня.
За последним домом на Колхозной город вдруг исчезает. Перед нами открывается до самого горизонта огромное пространство пустыни, поросшей сухими колючками и кустиками желтой травы.
Солнце, уставшее за день, лениво катится к горизонту, и мы спешим, чтобы успеть перехватить старика Дамира с его отарой на перевале.
Каждый вечер гонит здесь Дамир колхозную отару на ночлег и располагается у источника на короткий отдых после трудного пути через горы. Мы должны успеть к источнику раньше его, чтобы собрать хворост для костра. Хворосту вокруг мало и на сбор его уходит не меньше часа. К концу сбора все руки у нас исцарапаны о верблюжьи колючки, но мы этого даже не замечаем, все наше внимание направлено на перевал: мы с нетерпением ждем, когда там зашевелится густая, плотная масса овец, розовая в лучах заходящего солнца.
Дамир неторопливо разводит костер, кипятит чай, разламывает душистую белую лепешку и протягивает нам тонкие, звенящие от прикосновений, голубоватые пиалы с древним узором. Нам совсем не хочется чая, но отказываться нельзя и торопить Дамира бесполезно. Наконец он вытирает усы и бороду рукавом халата и начинает рассказ точно с того места, на котором остановился вчера. Дамир говорит медленно, как будто вспоминает события, очевидцем которых был. Трудно поверить, что все, о чем он рассказывает, случилось так давно, полторы тясячи лет назад. Нам с Хатамом не удается даже представить всю громадность этого времени, и все же, слушая Дамира, мы видим улицы древнего города. Такого древнего, что даже память о нем не сохранилась, а пыль, оставшаяся от его домов, смешалась с песками пустыни много веков назад.
Это был богатый и красивый город. У восточной стены, рядом с базарной площадью, находилась улица мастеров. Здесь-то в маленькой хижине и жил Мансур. Мы услышали о нем от Дамира несколько дней назад, и с тех пор его имя всегда вызывает у меня волнение, хотя прошло уже много лет и я давно ушел от того мальчишки, что сидел перед потухшим костром с остывшей пиалой в руках.

Мансур, серебряных дел мастер, был самый знаменитый во всем Бактрийском государстве. За его изделиями охотились приезжие купцы, назначали тройные цены, но сам он всю жизнь оставался бедняком, словно золото и серебро не могли задержаться в ладонях этого человека и лишь ложились прекрасным узором на чаши и кубки, на щиты и шлемы богатых горожан. Да и не один он был таким бедняком: все, что зарабатывали его соседи, тоже уходило из их рук в виде податей и налогов.
Мансур был жизнерадостным и сильным человеком, он любил свою работу, дружно жил с соседями - кузнецами и шорниками. Они всегда выручали друг друга в трудные минуты, делились последним, а когда есть у человека верные друзья, ему легче переносить бедность.' Может быть, мы никогда не узнали бы о Мансуре, не будь у него одной тайны да не случись беды... Мало ли на свете мастеров, чья работа пережила века, а имена не сохранились. Но Мансура ждало другое. На смертном одре отец передал ему небольшую запечатанную шкатулку и наказал не открывать ее без крайней необходимости. И вот такое время пришло...
Мансур понял, что дело неладно, сразу, как только появился посыльный от правителя города Патрокла. Раз уж зовут во дворец, добра не жди... После его ухода Мансур долго сидел задумавшись, ковырял в каменном корыте засохшую краску, все искал причину, по которой он понадобился самому Патроклу. На всякий случай велел жене собрать инструменты, хотя знал, что они не понадобятся. Не станет Патрокл утруждать себя заказами, не за тем звал.
Весь день ждал мастер под палящим солнцем, его не пустили даже во внутренний двор. И лишь поздно вечером стражник выкрикнул его имя и, грубо подталкивая, провел через длинный коридор в комнату досмотра. Там его обыскали, вытрясли из пояса две бронзовые монеты и забыли положить обратно. Искали оружие, но он не взял с собой даже ножа. Отобрали ящик с инструментами и велели надеть чистый халат, словно лишним оскорблением хотели вывести его из себя, но он и тут промолчал. Кто он такой перед воинами великого Патрокла? Вот уже четвертый год, как приехал из Македонии этот рыхлый жадный человек, и с тех пор пород не знает покоя от поборов и податей. Тех, кто пытался возражать, давно казнили на городской площади, и глаза им выклевали вороны...
Красив дворец Патрокла. Прекрасны резные чаши фонтанов, огромные вазы, сделанные из неизвестного бактрийским мастерам материала... Велика и могуча Македония... Побывать бы там, познакомиться с людьми, что создали всю эту красоту...
Мансур так засмотрелся на светильник, изваянный в виде козлоногого человека, что не заметил, когда в зал вошел Патрокл, и только тяжелая рука сотника, швырнувшая его ниц перед великим, заставила опомниться. Патрокл движением руки удалил сотника и охрану и остался один на один с Мансуром. Долго молча стоял он над распростертым человеком, задумчиво разглядывая затылок лежащего ничком мастера.
- Значит, ты и есть Мансур?
- Так, господин.
- Слышал я о тебе немало сказок. Говорят, ты знаешь тайны всех металлов?
- Молва лжет, господин.
- Лжет? Может, и лжет. Встань. У нас с тобой не простой разговор.
С трудом поднялся Мансур, проклиная тяжелого на руку сотника.
- Еще я слышал, что в городе нет мастера искусней тебя.
- Кое-какое искусство перешло мне от дедов, и если великий захочет...
- Кувшины и чаши мне не нужны. Своих достаточно. А кроме искусства, ничего не перешло тебе от дедов?
Мансур весь сжался, вспомнив заветную шкатулку. В голове вертелись смятенные мысли... Откуда? Как мог узнать?.. А может, не о том он? Зря я подумал?
- Что ж молчишь, мастер? Может, есть у тебя тайна, которую забыл мне поведать? Подумай. Подумай хорошенько!
Долго молчал Мансур. Не поднимая головы, он думал о том, что не уйти ему живым из дворца и что не домой лежит отсюда его дорога, а вниз, в подвалы, туда, где находятся пыточные подземелья... Пожалел, что не взял с собой ножа, - может, не заметили бы при досмотре. Близко стоял от него Патрокл, одного прыжка могло бы хватить, но Мансур знал, что за тяжелыми складками занавесей скрыты незнающие промаха македонские лучники, догадался об этом по легкому движению материи и понимал, что голыми руками, без ножа, ничего не успеет сделать. А потому стоял молча, еще ниже опустив голову, тянул время, стараясь догадаться, понять, что же именно пронюхал сатрап и как много он знает...
Да, в этой шкатулке скрывается тайна, которая могла бы заинтересовать не только сатрапа, но и самого Александра, будь сейчас жив великий завоеватель мира. И была эта тайна такой старой и от того такой привычной, что Мансур словно бы и забыл о ней. Приучил себя не думать, не вспоминать даже во сне.
- Что-то долго ты думаешь, мастер. Может, пора уже попросить палача, чтобы помог тебе освежить память и развязать язык?
- Я не знаю, о какой тайне говорит господин.
- Не знаешь?! Зато я знаю! От к его ты решил скрыть черное серебро, что лежит в твоей шкатулке? Дрожишь!
- Простой смертный даже пряжки не сделает из того серебра... Зачем оно тебе? Боги послали то серебро, боги заберут его, когда придет время.
- Серебро мне не нужно. Ты сделаешь чашу, наполнишь ее кореньями и травами, напиток принесешь мне,.. - Последние слова Патрокл произнес шепотом, нагнувшись к самому уху Мансура. - Ступай. Срок тебе шесть дней. Надеюсь, не забыл рецепт? Смотри не попутай! Сына и брата возьму заложниками. Напутаешь что-нибудь - им отсекут головы, а тебя... Ну да ты знаешь... Ступай и не вздумай меня дурачить! Гетайры проводят и постерегут от темных мыслей. Ступай!
Мансуру казалось, что колонны дворца расплылись и качаются с каждым шагом. Он уже не замечал ни красоты мраморных фонтанов, ни светильников, ни сосудов. Двое гетайров с короткими мечами шли сзади, и он слышал, как позвякивают цепочки на их перевязях при каждом шаге. Мансур вспоминает слова, услышанные от отца на его смертном одре, слова звучат в его ушах вместе с тяжелым дыханием и звоном металла за спиной: "Возьми три горсти мяты, два корня мандрагоры... Серебро из черного камня уже готово, три сотни лет прошло... столько велели ждать боги, принесшие его на землю... Сделай из серебра чашу... Это великая тайна... Сбереги ее и передай сыну... А если случится беда, возьми три горсти мяты... Для себя не бери, тебе самому ничего, кроме горя, не принесет напиток... Только если большая беда... Сохраняй тайну." В ту ночь долго не гас огонь в хижине Мансура. Мансур сидел перед раскрытой шкатулкой с заветным слитком черного, похожего на губку черного металла, что передавался из рода в род, из поколения в поколение.
Кто его знает, может, это и не серебро вовсе... Говорили старики, что этот камень упал когда-то с неба, а может, его принесли сами боги и вложили в него свою великую силу... Два конца в одной палке, два начала в любой силе. Все зависит от того, какое начало выбрать, куда направить эту великую силу, на какое дело. И не может она вечно лежать на дне шкатулки. Кому-то все равно пришлось бы испить из этой чаши свою судьбу. Случилось так, что эта доля выпала ему. Не сладкая, трудная доля. Пронюхал все-таки сатрап. Никто из живых людей не знал тайны черного серебра. Но правду, видно, говорят, что великую тайну не уберечь даже мертвым. Хитер сатрап. Мог бы забрать серебро, да знает, видно, что не всякому оно дается в руки. Пробовал уж, наверное, подсылать своих людишек... Вот так оно и случилось. Ничего теперь не сделать. Только два пути. Можно отдать Патроклу напиток. Пусть властолюбивый и жестокий Патрокл до дна выпьет волшебную чашу. И не станет у наго врагов во всей Бактрии, во всей Македонии, во всем мире. Всех превратит он в рабов, а потом в золото начнет превращать их кровь и пот. Но что тебе до этого?.. Тебя-то он оставит в покое, раз уж ты один умеешь совладать с черным серебром... Тебя он будет беречь как зеницу ока, и твое слово для него станет нерушимо... Не всякое слово, конечно. Но твой интерес он наверняка соблюдет, так что ты много можешь потерять в эту ночь, Мансур. Подумай хорошенько, еще ведь не поздно...
В соседней комнате громко зевнул один из приставленных к нему стражей. Мансур вздрогнул и протянул руку к ящику с инструментами, словно не хватало ему этого последнего звука, чтобы решиться.

Напиток власти... Чуть горьковатый, вяжущий, словно пьешь полынный настой, но во рту остается металлический привкус.
Мансур поставил на стол пустую чашу и стал ждать. Чаша выглядела сейчас не черной, а серой, и стала легче. Так и должно быть. Она отдала напитку всю свою силу, теперь это простой металл...
Напиток должен был подействовать лишь через час, но уже через несколько минут он почувствовал, как кожа постепенно теряет упругость, точно в него изнутри накачивали свинец. Голова стала тяжелой, словно в ней уже ворочались металлические мысли.
"... И умрет в тебе все человеческое. И станешь ты сильнее врагов своих, и уйдут от тебя дела твои и дела друзей твоих, и потеряешь ты близких своих и дом свой, и останешься ты один, ибо получающий многое многое и отдает..." - так говорило древнее пророчество. Наверное, у него не хватило бы мужества испить эту чашу, не окажись ненависть и отчаяние сильнее страха.
Шатаясь встал он и пошел через весь дом на половину жены своей Астары. Она словно бы ждала его прихода, будто знала, что за решение он принял и что сделал. Огромные грустные глаза Астары заглянули ему в самую душу, как будто уже прощались с ним навсегда. Протянул к жене Мансур свои руки, видно, хотел обнять ее в последний раз, прижать к груди, но неловко задел за светильник, что стоял перед ее ложем. Сначала с удивлением, а потом со страхом смотрели они на тонкий лист бронзы, вдавленный в треснувший стол. И понял Мансур, что между ним и другими людьми уже встала навеки нерушимая стена отчуждения. И не могут его руки больше ласкать и творить, а могут только разрушать и калечить...
Ничего не сказал он Астаре, молча постоял посреди комнаты, опустил голову и тихо вышел, унося с собой ее пронзительный крик.

Дамир кряхтя поднимается, в последний раз шевелит в костре угасающие угли и, не попрощавшись с нами, уходит к отаре, а мы долго еще сидим неподвижно, слушаем дробный стук овечьих копыт, щелканье бича и лай собак. Звуки отары постепенно стихают за поворотом, а мы все сидим и смотрим на рыжий пепел костра, словно именно в нем можно найти ответ на все вопросы, которые бродят у нас в голове и которыми мы, наконец, начинаем засыпать друг друга.
Что такое черное серебро? Почему именно из него нужно было сделать чашу, чтобы приготовить волшебный напиток? И что теперь случится с Мансуром? По крайней мере, ответ на последний вопрос мы получим завтра, если погода не испортится, если Дамир не очень устанет и если не будет шестого урока.
По дороге домой Хатам начинает доказывать мне, что Бактрийское царство существовало на этом месте на самом деле, что Дамир его не выдумал, как будто я сам не знаю. Я уже спрашивал об этом Марью Андреевну, нашу учительницу истории, и она очень удивилась, почему меня интересует такое древнее и малоизвестное государство. "Изучал бы лучше государство Урарту. Оно тебе пригодится на экзаменах." Но меня не интересовало государство Урарту. Здесь, у меня под ногами, лежит древняя земля таинственной страны, которая была и сгинула где-то во тьме веков, словно растворилась в пустыне...
Дома я долго не могу заснуть. Как только закрою глаза, вижу фигуру серебряных дел мастера, склонившуюся над рабочим столом. Он что-то делает. Что-то такое, что должно остаться людям, над чем не властно время. Какую-то вещь, след которой не исчезнет, останется, и его найдут... Светильник на рабочем столе Мансура горит тускло, и я не могу рассмотреть лица мастера, но вот он повернулся - и я узнаю его бородку клинышком, только черную и густую, без проседи, как у Дамира...

- Ты хочешь знать, каким был Мансур? - Дамир смотрит на нас с минуту, потом наклоняется к костру, находит небольшой уголек и раскуривает свою старую, потертую трубку. - Время многое стирает в памяти людей. А лица... лица в первую очередь. Зато имена великих батыров не забывает народ. И не забывает их дела.
Мансур был сухим и жилистым, как ствол саксаула. Может быть, поэтому, когда он поднимал лук и натягивал тетиву, казалось, что это ветер раскачивает и приподнимает над землей ствол тонкого дерева. Стрела с пронзительным визгом уносилась в сумерки вечера и сразу же пропадала из глаз. Не видно было тех, в кого он стрелял. Сильно пахло овечьим пометом, цветами и сухой травой. Казалось, в этот тихий вечер не может быть стрельбы и яростных криков внизу холма.
Сотник Никол велел своим людям оцепить холм, но не разрешил брать с собой оружия. Даже когда случайная стрела попала в его любимого коня, он лишь скрипнул зубами, не смея нарушить приказ самого Патрокла. Этого нечестивца, этого грязного плебея, местного мастеришку из города приходилось брать живьем, рискуя жизнью прославленных воинов.
- Доставишь во дворец в целости, - сказал Патрокл. - Запомни, я сказал, - в целости.
К приказам Патрокла надлежало относиться внимательно, он никогда не прощал ошибок. Люди Никола короткими перебежками и ползком постепенно стягивали цепь, а наверху раз за разом звенела тетива, свистели стрелы и вот уже кто-то вскрикнул от боли. Вот на глазах у Никола зашатался и рухнул на землю, выронив щит, еще один гетайр.
Никол выругался, отшвырнул копье и выкрикнул команду. Гетайры поднялись во весь рост и с яростным коротким криком бегом бросились к вершине сразу со всех сторон. Послышался шум борьбы, звуки глухих ударов, как будто били кулаком по кулю с мукой, потом с холма вниз побежали гетайры. Было хорошо видно, как они бросают на землю пустые ножны, чтобы удобнее было бежать. А сверху вслед за ними не спеша шел худой человек, опиравшийся на длинный охотничий лук, как на посох. Было очень странно видеть, как десяток сильных, тренированных воинов бегут прочь от одного человека, который не преследовал их и, в сущности, был безоружен. В первые секунды Никол ничего не понял, подумал только, что у Мансура, должно быть, кончились стрелы, и тут же, осознав происшедшее, потерял способность рассуждать от ярости и гнева. Он что-то дико крикнул, хлестнул коня и понесся вверх по холму, на ходу выхватывая меч. Он закрутил его в воздухе так, что обозначился сверкающий круг, и мысленно уже видел то место, куда должно было опуститься лезвие в конце последнего круга. О приказе Патрокла он даже не вспомнил в эту минуту. Меч взвизгнул в воздухе. Никол привстал в седле, чтобы удар был сильнее, и послал меч вниз на вытянутой руке, как на ученьях. Удар вышиб его из седла. Падая, он успел услышать звон расколотой таирской стали и увидеть, как в облаке пыли переворачивается его жеребец, словно налетевший на скалу. Последнее, что он видел, была спина медленно спускавшегося по холму человека, который не повернул головы в его сторону, не поднял даже руки, чтобы защититься от верной смерти. Он шел вниз своей дорогой, так, как шел секунду назад, не обращая внимания на всадника, словно ветер гнал ему навстречу всего лишь облачко пыли. Пыль теперь осела, и путь был свободен.

Паника охватила дворец Патрокла снизу. Вспыхнув у ворот дворца, она вихрем промчалась через внутренний двор и портик, разметала по дворцовым лестницам щиты и копья стражников, ворвалась во внутренние покои, погнала пеструю толпу поваров и слуг в подвалы, очистила лестницы, переходы и анфилады от людей быстрее, чем это мог бы сделать ураганный ветер с кучей опавших листьев. И только личная стража Патрокла, его самые надежные и храбрые воины, осталась на своих местах у входа в посольский зал. Они остались там и тогда, когда в глубине коридора появилась напряженная фигура Мансура. Слух о разгроме отряда гетайров достиг дворца задолго до прихода самого Мансура. И все же воины остались на своих местах. А когда Мансур приблизился, скрестили перед ним копья. Мансур развел копья у себя над головой и вошел в зал. Стражники не двинулись с места. Сила подчинялась еще большей силе. Что они могли сделать с человеком, который не боится ни меча, ни копья? Да полно, человек ли это? Может быть, сам Геракл в шкуре Немейского льва? Вот только посеревшее, усталое лицо Мансура не похоже на лицо легендарного героя. Герои не ходят сгорбившись, шаркая ногами об пол.
Странную картину довелось увидеть финикийскому послу Ретию. Непонятные вещи творились в этой далекой, забытой богами Бактрии!
В посольский зал, к самому сатрапу, без разрешения вошел какой-то грязный, оборванный человек, а Патрокл, завидев его, не позвал стражу, а почему-то медленно сполз со своего высокого кресла.
Дальше началось уж совсем непонятное. Незнакомец опустился в кресло рядом с послом напротив сатрапа и секунду молча смотрел на побелевшее, покрытое каплями пота лицо Патрокла. Потом движением руки приказал ему подняться с пола, и Патрокл повиновался, как балаганная тряпичная кукла.
- Вот видишь... Выполнил я твою волю, приготовил напиток власти, и настал мой час. Где узники?
- Они... Они там... Живы... Я сохранил, - дрожа ответил Патрокл.
- Прикажи привести!
Дежурный сотник вошел в зал по зову Патрокла, словно ничего не случилось и повернувшись, четко как на параде, пошел выполнять распоряжение, а в зале повисло тяжелое грозное молчание.
- Любезный Патрокл, что все это значит? Кто этот человек, отдающий приказы в твоем дворце? - Финикийский посол привстал в своем кресле, ожидая ответа, но никто не удостоил его даже взглядом, слишком заняты были друг другом эти двое непохожих людей.
- Пощади... Возьми золото, у меня его много возьми все... Только жизнь... Жизнь оставь... - Патрокл хватал воздух широко раскрытым ртом, и темные полосы пота проступили на его шелковых одеждах.
- Прошлый раз ты был храбрее... Кому нужна твоя жалкая жизнь? Возьми ее с собой и убирайся. Скажи в своей Македонии, чтобы они оставили нас в покое. Это все, что нужно моей стране.

Утром следующего дня небольшой отряд македонских воинов во главе с Патроклом покинул пределы Бактрии. Казалось, впервые за много лет над страной Мансура взошло, наконец, солнце свободы и люди нашли свое счастье. Но так только казалось...
Управителем города Мансур назначил старого кузнеца Шарила, который славился своей мудростью и справедливостью. Первыми же указами Шарил отпустил на волю рабов и отменил непомерные налоги. Во дворце не осталось ни писцов, ни стражников, привыкших работать за большие деньги, а бывшие воины Патрокла, те, что не ушли вместе с ним в Македонию объединились с богачами и затеяли смуту, и в это время прибыла весть о том, что к границам Бактрии подошли македонские отряды...
- А Мансур? - не выдержал я. - Ведь он один мог бы справиться с целой армией!
- Один? Что мог сделать один Мансур с полчищами врагов? Они не стали вступать с ним в схватку, попросту обошли и ворвались в беззащитный город. Запылали пожары, закричали дети и женщины, рекой полилась кровь невинных людей. И понял Мансур, что не свободу принес своему народу, а только новые несчастья, грабежи и насилия...
Он мог разрушать стены. и сокрушать скалы, но стены его родного города уже были разрушены врагами. Он мог раздавить в лепешку любого врага, но враги бежали от него и продолжали убивать его друзей, а когда те спешили к нему, ища защиты, враги издали осыпали их кучами стрел. Стрелы ломались о металлическую кожу Мансура, не причиняя ему самому вреда, но убивали всех, кто хотел к нему подойти... И тогда вновь вспомнил Мансур слова древнего пророчества: "Задумавший стать сильнее всех окажется слабейшим. И останется он один, и отойдут от него дела друзей его..." Тогда Мансур решил покинуть город. Ничего для себя ему не надо было от полученной силы, и ничего не сумел он подарить людям. Оставались еще горы с их несметным богатством. Мансур подумал, что богатство может сделать людей счастливей, хотел хоть его подарить людям. Скалы подчинялись тому, кто принял напиток власти. Вон там, у поворота тропинки, видите - обвалившийся склон? Сюда пришел Мансур. Здесь он вошел в горы. В самое их нутро.
Больше его не видели. Может быть, он до сих пор бродит по подземному царству в поисках богатства? Этого никто не знает.
Разное говорят люди. Говорят, что за перевалом Ак-Мансур есть пещера, через которую выходил Мансур к солнечному свету. И там, где он проходил по земле, оставались серебряные следы. Может, так оно было, кто знает. Хорошо, когда человек оставляет на земле серебряный след, не каждому это дано.
А может, так и не удалось ему выбраться к свету. Может, годы оказались сильнее. Навалилась непомерная тяжесть, стиснула, сдавила со всех сторон. Не поднять руки, не сделать шагу...
Принявший напиток власти становится бессмертным... Возможно, простоял он там, под скалой, целые века, пока сам не превратился в камень, не стал частью горы, не растворился в ее жилах со всеми своими мыслями о свободе и счастье людей, не пробился в конце концов к свету крапинками серебряных месторождений и все-таки, значит, оставил на земле свой серебряный след.
До сих пор ищут люди следы Мансура. Ищут и находят, и радуются каждой находке, каждой блестке красивого и чистого металла, приносящего здоровье и силу... Вот почему так много серебра в наших горах. И если вам посчастливится его найти, вспомните о Мансуре...

Давно ушла отара, спустились сумерки, взошла огромная белая луна и погас костер. А мы все сидим и спорим, и молчим, и снова спорим. И нет сил уйти и расстаться со сказкой, которая притаилась здесь, в горах, совсем рядом, может быть, там, у полуосыпавшегося склона, или за тем поворотом тропинки...
Евгений Гуляковский. Легенда о серебряном человеке